Категории

Томский алексей алексеевич нейрохирург отзывы

Маменко Олег Юрьевич – врач-нейрохирург, Киев

Томский Алексей Алексеевич

Очень хороший врач. Прием прошел отлично. Доктор очень открытый. Я сравниваю с другими докторами, которых много повидал и это один-единственный доктор в моей жизни, который не спугнул. Специалист пытается лечить не только видимые проявления болезни, но и найти более глубокие корни ее начала. Заметно , что врач использует свои умения для получения эффективного результата в терапии болезни. После приема у меня появилась надежда окончательно исцелиться. Я знаю, что пациенты хотят без анализов, без получения полной картины своей болезни получить обдуманное лечение, но так не происходит. Мне импонирует, что меня исследуют целиком и полностью, что не подтвердив диагноз, не назначают мне ненужных лекарств. В дальнейшем я склонна наблюдаться у этого доктора, так как могу поручить своё тело ему.

Меня все устроило. Доктора выбирали в интернете по специализации. О специалисте у меня осталось самое замечательное мнение. Он все очень внимательно посмотрел, объяснил, все сделал, что было нужно. Все, что он сказал - все так и случилось. В конце приема назначил назначение и перечень нужных анализов. Он мне выписал лечение лучше, чем врач у которого были до этого и я считаю, что это было очень хорошо. Потому что доктор, у который нас консультировал до этого, совершенно не по человечески к нам отнесся.

Продолжительное время переживали с одной болезнью. Выждали пока уже невозможно было терпеть. Ну и заприметили этого врача и решили к нему записаться. Ну тут и говорить нечего доктор есть доктор. Мы получили в разы больше толковой информации чем предполагали. Поэтому всё здорово, грамотно, со стоимостью, всё разъяснили. Излишнего не выписывали. Запомнилось, что выбор оставался нам.

Доктор кажется резкий и четкий человек. В этой ситуации хотелось бы, чтобы люди были чуть-чуть сердечнее. Из позитивного: в общем видно, что человек ничего не втюхивает, всё по существу. Скорее всего такой человек просто, без мелочности. Доктор обо всем расспросил, дал назначения, включая и дополнительно оплачиваемые исследования, от которых мы отказались, и нам прописали то лечение, которое доступное. В общем доктор производит видимость участливого специалиста, который понимает о чем говорит!

Источник: https://ru.doc.guru/moskva/doctor/tomskij-aleksej-alekseevich

Интервью с А. А. Томским

Интервью с А. А. Томским

17 декабря 2015 года

     В начале июня в казанском центре «Корстон» состоялась крупная конференция по нейрохирургии. Среди участников был нейрохирург Алексей Алексеевич Томский, кандидат медицинских наук, руководитель группы функциональной нейрохирургии в НИИ нейрохирургии им. Бурденко в Москве. Доктор проводит уникальные операции по имплантации в мозг пациентов тончайших электродов для стимуляции определённых участков мозга слабоимпульсным электрическим током. Данный метод позволяет блокировать симптомы тяжёлых неврологических заболеваний: болезни Паркинсона, дистонии и эссенциального тремора. В общем – фантастика. Мы попросили Алексея Алексеевича дать нам интервью:
     – Скажите, нейрохирург должен обладать особыми качествами? Что такое талант нейрохирурга?
     – Поступая в мединститут, студент стоит перед выбором, в каком направлении он будет работать в дальнейшем, – терапия, хирургия либо фармакология. Я выбрал хирургию, в какой-то степени пошел по стопам моих родственников – и дед, и бабушка – оба хирурги-офтальмологи. Есть нейрохирурги, которые добились выдающихся успеховпопробовав себя в других областях, например, неврологии, травматологии. У каждого свой собственный путь.
     – Можете популярно рассказать суть метода Вашей работы?
     – Вследствие болезни Паркинсона, торсионной дистонии и ряда других неврологических заболеваний наступают тяжёлые двигательные нарушения. Для лечения обычно используется медикаментозная терапия. Применяемый нами метод стимуляции глубоких структур головного мозга позволяет снизить тяжесть двигательных симптомов и улучшить качество жизни пациента. . За счет того, что параметры стимуляции подбираются индивидуально для каждого пациента, удается более точно и прицельно управлять симптомами. Одним из ограничений при применении данной терапии до недавнего времени являлось невозможность производить магнитно-резонансную томографию для диагностики сопутствующих заболеваний у пациента. Сейчас такая возможность есть, выпущена МРТ-совместимая система глубокой стимуляции головного мозга. В Казани операции по стимуляции глубоких структур головного мозга выполняются с 2012 года. На данный момент в Казани насчитывается 40 человек, которым провели подобную операцию либо в Казани, либов НИИ нейрохирургии им. Бурденко в Москве. Всего же в нашем институте, начиная с 2002 года было прооперировано около 400 пациентов. Операция не дешевая, но для граждан России проводится по квотам высокотехнологичной медицинской помощи, каждый год выделяемых Минздравом РФ. Следовательно, пациент не платит ни за операцию, ни за имплантированное оборудование. Ожидание очереди на квоту обычно несколько месяцев. Операции выполняются по строгим показаниям. Примерно в 80% случаев достигается хороший результат от терапии.
     – Какие существуют показания к операции? 
     – Это не массовый метод. Большинство больных справляется со своим заболеванием при помощи медикаментозной терапии. Но в некоторых случаях болезнь быстро прогрессирует. Примерно в 10% случаев болезни Паркинсона наша терапия может быть эффективно применена. В среднем, в стране, 1% взрослого населения болеет болезнью Паркинсона.
     – Это 1 млн больных. 
     – Примерно 10% от этого числа – наши потенциальные кандидаты, то есть, примерно около 100 тысяч человек.. В нашей стране еще в 60-70-е годы велась разработка подобных методик в Институте Мозга им. Бехтерева в Санкт Петербурге. Это называлось методикой вживленных электродов. Конечно, применяемые в настоящее время технологии – существенно изменились. Толщина современного электрода 1,3 мм. Электрод вводится очень точно в соответствующую зону головного мозга благодаря качественному планированию точки цели с помощью МРТ (магнитно-резонансной томографии) и КТ (компьютерной томографии).
     – Сколько электродов вживляется?
     – Одному пациенту обычно имплантируется два электрода, один справа, один слева. Они подключаются к небольшому генератору электрических импульсов. Электроды остаются в мозге пациента на всю жизнь, меняется только генератор.
     – Сколько такая операция занимает времени?
     – Достаточно долго, шесть часов. Делаем подобные операции два раза в неделю.
     – Как прогнозируете, будет развиваться методика?
     – На данный момент доктора во всем мире начинают пытаться применять данную методику для лечения других тяжелых неврологических заболеваний. Например, для лечения синдрома Туретта — заболевания, когда пациента беспокоят неконтролируемые движения, в том числе и непроизвольные ругательства.
     – У нас вся страна такая.
     – У нас все-таки осмысленно бранятся, мотивированно. Здесь это непроизвольно. Можно достичь положительных результатов, применяя электростимуляцию головного мозга.
     – Многим в стране нужно вживить. Перестанем матом ругаться. 
     – Метод глубокой стимуляции головного мозга может также применяться при различных вариантах гиперкинезов. Так же начинаем применять данный метод при эпилепсии, при тяжелых депрессиях и навязчивых состояниях, например, человек моет постоянно руки. Вот в этих ситуациях можно достичь положительных результатов от применения терапии. 
     – Депрессию лечите. Прямо на наших глазах возникает светлый дивный мир без депрессий. Прямо «Обитаемый остров» Стругацких, излучатели счастья.
     – Есть области мозга, которые избыточно активны. Имплантировав в эту область электрод, мы можем существенно уменьшить двигательные нарушения. Мы, конечно, не вылечиваем заболевание, но существенно снижаем его тяжесть.
     – Сейчас кризис и правительство заявило, что уменьшается финансирование здравоохранения на 30% – это на вас как-то отражается? 
     – Пока не отражается, поживем – увидим. Конечно, оборудование у нас американское. Есть группа энтузиастов, которые пытаются делать отечественные стимуляторы, но для этого нужно финансирование, исследования, технологии. 
     – Такие специалисты как вы – это штучные специалисты?
     – В нашем случае каждый пациент индивидуален, его нужно чувствовать. На данный момент в стране около 15 нейрохирургов, выполняющих подобные операции.
     – Почему на Запад не уезжаете, там бы больше зарабатывали?
     – Никогда не ставил перед собой вопрос отъезда. Работа интересная. Многое мы имеем возможность делать. Уровень нейрохирургии в институте, федеральных центрах и во многих региональных центрах достаточно высокий и вполне сравним с европейскими клиниками. На Западе тоже есть масса собственных проблем.
     – А есть явление хирургической интуиции, когда вы чувствуете, что операция будет более успешной или менее успешной?
     – Есть такое явление. Мне сложно сказать. Просто есть ощущение, что здесь получится, будет хорошо. Скорее это основано на опыте. 
     – То есть вы матерый хирург. Сколько операций уже провели?
     – У нас работает целая группа специалистов: нейохирурги, неврологи, нейропсихологи. За 13 лет мы с коллегами выполнили около 400 операций. Был период, когда оборудование ломалось, тогда меньше было операций.
     – А психологически вы не устаете от такого количества операций?
     – Мы, конечно, берем больных, и всегда нацелены на положительный результат. Есть небольшая усталость, но в целом я доволен работой.
     – Вообще вы производите впечатление довольно усталого человека, перегруженного сверх меры. Как расслабляетесь? У меня были знакомые хирурги, которые занимались моржеванием. Окунулись в прорубь – и усталости после операции как не бывало. Есть мнение, что хирурги много выпивают, чтобы снять послеоперационный стресс.
     – Я не морж. Если все плохо закончилось, тогда есть стресс, а если все прошло как планировал з, то это другое состояние. У меня есть хобби, но я их оставлю при себе. 
     – Какие у Вас были самые интересные операции?
     – Самые интересные операции – когда что-то пробуешь первый раз, когда начинается что-то новое. 
     – Спасибо за интервью. Пожелаем удачи в работе. 

Беседовал
Рашит АХМЕТОВ.

На снимке: Алексей Томский.

Источник: http://zvezdapovolzhya.ru/obshestvo/intervyu-s-a-a-tomskim-17-12-2015.html

Институт нейрохирургии имени Н.Н. Бурденко

Я думаю, понимание того, что у каких-то регионов квот меньше, а у каких-то больше - возникло не на ровном месте.

"Минздравсоцразвития ежегодно формирует государственное задание на оказание высокотехнологичной медицинской помощи (ВМП) за счет средств федерального бюджета. Устанавливаются плановые объемы помощи по числу больных для медицинских учреждений, и их распределением по регионам. Государственное задание формируется на основании заявок региональных министерств, они самостоятельно определяют потребность в ВМП для своих жителей с учетом структуры и динамика заболеваемости, а также учетом количества больных, включенных в Листы ожидания ВМП."

Получается, что количество квот в регионе зависит от эффективности местного Минздрава. Но во всех регионах свои Минздравы, с разным уровнем "тормознутости" и коррумпированности. И чем дальше от Москвы, тем коррумпированность сильнее. Фраза "квот нет", вовсе не всегда означает, что их действительно нет. Это означает, что их не заказали, или на них сэкономили, или их придерживают для кого-то, кто может дать "откат".

Источник: https://vk.com/topic-19098883_24803846
Возможно вас заинтересует